Праздник улицы Дмитрия Холодова

Герой – это человек, который во имя высокой цели, во имя жизни и счастья других людей совершает подвиг. Климовск может гордиться тем, что у него тоже есть герой – это Дмитрий Холодов.
Семья Холодовых поселилась в Климовске в январе 1963 года – родители и маленький Илья (старший брат Дмитрия) получили комнату в коммунальной квартире. Глава семьи Юрий Викторович был родом из Подольска и на тот момент трудился в ЦНИИТМ в должности старшего инженера. Его жена Зоя Александровна преподавала математику в Подольской средней школе № 6, а затем перешла на должность программиста в ЦНИИТМ.
21 июня 1967 года в семье родился второй сын Дмитрий. В эти годы оборонное предприятие процветало, строилось много домов для сотрудников. Холодовым выделили трёхкомнатную квартиру на пятом этаже в доме № 16 по проспекту 50-летия Октября.
Дима рос добрым и смышлёным мальчиком. Он очень любил сказки и часто просил Зою Александровну: “Мама, сочини сказку”. Немного повзрослев, стал придумывать их сам. В детстве он мечтал стать дворником. Маленькому мальчику казалось, что дворник – самая важная и нужная профессия. А в 9 лет Дима начал писать сказки. Всегда добрые и с хорошим концом. Дома он выпускал еженедельную газету, в которой были рисунки, короткие репортажи, загадки, шарады. Она всегда висела на стене и являлась предметом родительской гордости. Так был предопределён путь в журналистику.
Дима учился в Климовской средней школе № 5. Ему удавались все предметы. Но больше всего он любил историю и литературу. Однако после окончания школы парень решил пойти по стопам старшего брата и поступил в МИФИ. Спустя год всех ребят из его группы призвали в ряды Советской Армии. Но и там, чтобы не отстать в учёбе, он продолжал заниматься. Отслужив в морской пехоте на Черноморском флоте Дима вернулся в институт и в 1992 году окончил его с красным дипломом.
Он с самого детства любил путешествовать, сначала вместе с родителями, а в годы учёбы в институте – с друзьями. В отпуск родители всегда отправлялись вместе с детьми. Семья неоднократно бывала в Ленинграде, Киеве, Севастополе, Владимире. Дима был неутомимым путешественником по старинным русским городам. На студенческих каникулах совершил с товарищем путешествие на велосипедах по маршруту Москва – Можайск – Смоленск – Витебск – Полоцк – Псков – Бежецк – Тверь – Москва. Он побывал в Новгороде, городах Золотого кольца, в Прибалтике. Во время поездок Д. Холодов фотографировал все достопримечательности и в первую очередь – храмы. Он говорил, что древнерусская архитектура для него, как музыка. А когда местная газета сообщила о том, что началась реставрация церкви в Коледино и требуются помощники, то Дмитрий на протяжении двух лет трудился на восстановлении храма Святой Троицы. В то же время его очень беспокоило, что разрушаются храмы в Серпухове, Сергиевом Посаде, Хотькове.
Молодого специалиста приняли на работу в ЦНИИТочМаш. Однако тогда, в начале девяностых, объём научных разработок в институте резко сократился. Холодову поручались задания, не соответствующие уровню его квалификации, и он решил попробовать себя в газете “Местные вести” и на Климовском радио. Дмитрий был желанным гостем в школах, больницах, доме престарелых, на станции “Скорой помощи”. Его дотошность, заинтересованность и уважительное отношение к человеку труда располагала к себе собеседника. На его вопросы отвечали охотно. Он легко и быстро находил общий язык с совершенно незнакомыми для себя людьми. Видимо, обладал этот паренёк особым даром, который помогал ему расположить к себе собеседника.
Но Дмитрию хотелось большего. И прочтя в августе 1992 года объявление в “Московском комсомольце” о наборе сотрудников, он ринулся в редакцию. Диме дали пробное задание, после чего зачислили внештатным корреспондентом в отдел политики и права. Поскольку он не понаслышке был знаком с тяготами армейской службы, то предложили заняться военной тематикой.
Вскоре журналиста приняли в штат газеты, начались многочисленные командировки в “горячие точки”. Восьмого октября 1992 года Дмитрия в качестве специального корреспондента “МК” направляют в командировку в Грузию и Абхазию. И на протяжении десяти дней он передавал свои сообщения в газету об абхазско-грузинском конфликте. Затем были поездки в Ингушетию, Осетию, Армению, Чечню. Дима очень любил сочинять сказки. Но после первой командировки в Чечню он перестал их писать. Уж слишком суровой оказалась правда жизни, которая предстала перед его глазами. Он также побывал в Азербайджане и на таджикско-афганской границе. И буквально в каждой статье – рассказ о тяжёлой жизни российских солдат и офицеров, о том, что военнослужащие недоедают, им не хватает обмундирования. Он честно вскрывал должностные преступления некоторых горе-командиров. Уже после смерти Димы многие военачальники, которые снабжали его информацией, признавались Зое Александровне в том, что они “скрывались за его спиной”.
В газете Дмитрий Холодов вёл свою, на целую полосу, рубрику под названием “Караул”. Здесь рассказывалось об армии, о трудностях и невзгодах воинской службы, о несомненных достижениях. После гибели Димы на этой странице ещё на протяжении длительного времени печатались различные материалы об армии. Только рубрика называлась по-другому: “Караул. Страница Дмитрия Холодова”.
В своих материалах он неоднократно подвергал критике министра обороны России Павла Грачёва. Именно Холодов первым обвинил министра в причастности к коррупционному скандалу в Западной группе войск. После чего по указанию Грачёва Холодова перестали пускать на пресс-конференции, брифинги и иные официальные встречи министра обороны со СМИ. Однако многие доверяли Диме и снабжали его достоверной информацией. Этим и воспользовались убийцы, подложив в дипломат взрывчатку, предварительно сообщив Дмитрию, что передают ему важные документальные улики против преступников. 17 октября 1994 года журналист погиб от взрыва в редакции “МК”, когда он открывал переданный ему дипломат. А за три дня до трагедии в газете была опубликована статья о службе в воздушно-десантных войсках под названием “Настоящее военное волшебство”. Это была последняя статья, вышедшая при его жизни.
В Климовске в память о Дмитрии Холодове в результате всеобщего голосования улица Февральская была названа его именем. А на здании школы № 5, в которой он учился все 10 лет, установлен барельеф с портретом отважного журналиста. Есть в школе и музей Димы Холодова, здесь ежегодно проходит “неделя памяти”. На здании издательства “Московская правда”, что на улице 1905 года, в котором размещается редакция газеты “Московский комсомолец”, установлены памятная доска и настенный памятник с профилем Д. Холодова. В Москве это первый настенный памятник погибшему журналисту. Сотрудники “МК” установили памятник и на могиле Димы на Троекуровском кладбище. На протяжении всех этих лет 17 октября к могиле Дмитрия Холодова на Троекуровском кладбище приходят журналисты “МК”, учителя и ученики Климовской школы № 5, священник из Троицкого храма в Коледино отец Дмитрий, друзья и родные. Периодически на могиле появляется новая бескозырка с лентой, на которой написано “Черноморский флот”. Это бывшие сослуживцы Холодова приходят навестить своего боевого товарища.
В Санкт-Петербурге в Государственном музее политической истории есть экспонаты, посвящённые журналисту. В США, в Арлингтоне существует мемориальная стела с именами выдающихся, трагически погибших людей планеты. На ней высечено и имя Дмитрия Холодова. Дмитрий Холодов был посмертно награждён премией Союза журналистов России и премией “За свободу прессы”.
О Диме написаны книги. В 1997 году к трёхлетию со дня его гибели редакция “Московского комсомольца” выпустила книгу “Дмитрий Холодов”. Взрыв. Хроника убийства журналиста”. В ней статьи Дмитрия, его сказки, высказывания различных людей о нём, статьи корреспондентов “МК” о событиях, связанных с гибелью Д. Холодова. В 2002 году вышла книга журналистки “МК” Екатерины Деевой “Дело Холодова. Закрытые страницы”, в которой указаны лица, заказавшие убийство и исполнившие его, рассказано о том, как осуществлялась подготовка операции по уничтожению неугодного журналиста. Сама Екатерина Деева проходила по делу в качестве потерпевшей, поэтому имела доступ к материалам дела и присутствовала на заседаниях суда, закрытых для прессы. В тот же период Юрий Московченко, бывший в ту пору депутатом Мосгордумы, издал книгу, в которой одну из глав посвятил Дмитрию Холодову. Он бывал с Димой в командировках во многих “горячих точках”, в том числе и в Таджикистане. Поэты посвящали Диме свои стихи. Педагог Климовской детской музыкальной школы Э.М. Лозовская написала замечательное стихотворение “Он у мира стоял на страже”. Известны и стихи педагога Климовской школы № 5 Н.Н. Петерковой, которая организовала и провела много мероприятий, посвящённых памяти Д. Холодова. Поэт А.С. Метель сказал о Диме:
Верю,
Россия непобедима,
если в ней ещё
есть журналисты такие,
как Холодов Дима!
Сотрудник “МК” Юлия Калинина в своё время написала в газете: “С его имени должны начинаться учебники журналистики. Его судьба должна быть темой вводной лекции первого курса. Потому что все, кто выбрал себе такую профессию, должны понимать, ЧТО они выбрали”.
Журналист Дмитрий Холодов был беззаветно предан своему профессиональному долгу и отдал жизнь в борьбе за правду.
***
Время уносит годы, как дым.
Стареем мы неумолимо.
Но ты остаешься всегда молодым,
Холодов Дмитрий, Дима!
Желтеют страницы прошлых статей
В сорок шестом кабинете.
Это твой, Дима, школьный музей.
Мы все за него в ответе.
Новая осень опять бередит
Память о взрыве в газете.
Поняли все, что быть впереди
Смертельно на этой планете.
Судебные папки строятся в ряд,
Допросы в пыльных кассетах.
А добрый и ласковый Димин взгляд
Остался только в портретах.
С листьев осенних и прошлых газет
Пусть осыпается краска.
Мы снова и снова находим совет
В твоих, Дима, старых сказках.
Ты не стареешь – это судьба…
Стареет лишь только могила.
А в школе, где дети помнят тебя,
Твоё бессмертье и сила.
Надежда Петеркова
ОН У МИРА СТОЯЛ НА СТРАЖЕ
Он у мира стоял на страже,
Знал, что жить не дано дважды,
Но задели его репортажи
Тех, кто бойни в Чечне жаждал.
За чужие спрятавшись спины,
Ни одним не вздрогнувши нервом,
Убивали за сыном сына,
Только Дима был самым первым.
Снова осень листвой клубится,
Не недели, а годы мчатся.
До сих пор не нашли убийцу.
Может, просто найти боятся?
Пусть не будут скорбными лица,
Хоть утрата неизмерима.
Климовск сыном таким гордится –
Лучшим сыном с именем Дима!
Эмма Лозовская