День в истории Великой Отечественной войны 1941 – 1945 гг.

26 апреля
Этот день в истории Великой Отечественной войны

26 апреля 1942 г.
Генерал Белов был уведомлен о том, что Западный фронт перешёл к обороне. Но ему вовсе не было приказано «выходить на соединение» с кем бы то ни было, а напротив — удерживать занимаемый район, «перейти к активной обороне» и одновременно «дать отдых людям и беречь кадровые соединения». Группа Белова ушла в леса, превратившись, по существу, в партизанское соединение.
На контролируемой ею территории находилась огромная масса вооружения и техники, брошенная советскими частями при октябрьском разгроме 1941 года: «За время пребывания в тылу противника мы потеряли часть тех немногих артиллерийских орудий, которые удалось взять в рейд. Но общее количество пушек не только не уменьшилось, а даже увеличилось. Наши гвардейцы с помощью населения и партизан разыскивали орудия, миномёты и боеприпасы, оставшиеся в лесах и болотах после боёв, шедших в этих местах осенью 1941 года. Артиллеристам 1-й гвардейской кавалерийской дивизии удалось обнаружить несколько дальнобойных орудий с запасом снарядов. Одно из орудий оказалось исправным. Его установили вблизи села Гришино. Время от времени оно вело огонь по противнику, чаще всего по железнодорожной станции Вязьма, когда там скапливались вражеские эшелоны… Немецкая авиация долго и безрезультатно разыскивала эту пушку. Обстрел Вязьмы прекратился только, когда пушка разорвалась от слишком большого заряда. Собранное и отремонтированное артиллерийское вооружение использовалось для пополнения материальной части наших подразделений. Кроме того, были заново сформированы миномётный дивизион и две тяжёлые артиллерийские батареи 152-мм гаубиц… В тылу врага, на освобожденной территории, мы обнаружили значительное количество советских танков. Некоторые машины можно было отремонтировать и снова ввести в строй… В первых числах мая мы объединили эти две роты в отдельный танковый батальон, который возглавил старший лейтенант Кошелев — более 20 танков, среди них два тяжёлых КВ и восемь Т-34. В апреле была организована и посадочная площадка для самолётов, вывозились раненые».

26.04.1943 г.
Сводка Совинформбюро
УТРЕННЕЕ СООБЩЕНИЕ 26 АПРЕЛЯ
В течение ночи на 26 апреля на фронтах существенных изменений не произошло.
На Западном фронте одно из подразделений Н-ской части предприняло разведку боем. Наши бойцы ворвались в окопы противника и в рукопашной схватке истребили 70 немецких солдат и офицеров. Уничтожены орудие, 4 пулемёта, взорваны дзот и 5 блиндажей противника.
Южнее Балаклеи бойцы Н-ской части отбили атаку немецкой пехоты. На поле боя гитлеровцы оставили до 100 трупов. Артиллерийским огнём рассеян обоз противника. Уничтожено 12 повозок с боеприпасами.
В районе Белгорода артиллеристы Н-ской части, ведя огонь с открытых позиций, разрушили 6 немецких дзотов и блиндажей, взорвали склад боеприпасов и подавили огонь миномётной и 3 артиллерийских батарей. На другом участке отражена попытка противника разведать систему наших укреплений. Ружейно-пулемётным огнём истреблено до роты немецкой пехоты.
На Северо-Западном фронте отряд разведчиков Н-ской части ночью проник в тыл противника. Наши бойцы уничтожили 36 немецких солдат и офицеров, сожгли склад с продовольствием и 5 автомашин с грузами. Захватив пленных, разведчики вернулисьв свою часть.
Ниже публикуются краткие записи командира одного из партизанских отрядов Смоленской области:
«9 апреля. Ночью группа подрывников отряда заминировала железнодорожное полотно. К утру на мины нарвался поезд противника. В результате крушения разбиты паровоз и 11 платформ. Истреблено 19 немецких солдат из охраны поезда. 10апреля. Ночью наблюдали большой пожар в районе железнодорожной станции. Утром наши подрывники донесли, что пустили под откос состав с горючим. Сгорели 13цистерн с бензином.
13 апреля. Напрасно немцы трудились над восстановлением железнодорожного полотна. Гитлеровцы семь часов очищали пути и восстанавливали полотно. Группа партизан отошла от этого места на 5 километров и снова поставила мины. На шоссе обстреляли немецкие автомашины. Немцы остановились и пытались преследовать партизан. В завязавшейся в лесу перестрелке убито 16 и ранено более 20гитлеровцев.
Немецко-фашистские убийцы учинили зверскую расправу над населением деревни Сыч, Минской области. Гитлеровцы разграбили и уничтожили деревню. Фашистские палачи замучили, убили и сожгли 52 жителя этой деревни, в числе которых было 12женщин и 16 детей.
ВЕЧЕРНЕЕ СООБЩЕНИЕ 26 АПРЕЛЯ
В течение 26 апреля на фронтах существенных изменений не произошло.
В Баренцевом море наша авиация потопила крупный транспорт, а также тральщик противника.
25 апреля частями нашей авиации на различных участках фронта уничтожено или повреждено до 40 немецких автомашин с войсками и грузами, взорвано 2 склада боеприпасов, разбит железнодорожный состав противника.
На Западном фронте огнём артиллерии, миномётных батарей и снайперов уничтожено более 200 немецких солдат и офицеров, подавлен огонь 4 артиллерийских и 5 миномётных батарей противника. Наши лётчики совершили налёт на вражеский аэродром и уничтожили 8 неприятельских самолётов. Кроме того, в воздушном бою сбито 3 немецких истребителя.
На Кубани наши части вели артиллерийскую и ружейно-пулемётную перестрелку с противником. Снайперы тт. Дмитриенко, Нижегородский и Дементьев за две недели истребили 79 немецких солдат и офицеров. Снайпер тов. Комаров уничтожил 36гитлеровцев. Лётчики-истребители под командованием гвардии капитана Покрышкина вступили в бой с немецкими «Мессершмиттами». В десятиминутном бою советские лётчики сбили 5 немецких самолётов.
В районе Севска бойцы Н-ской части отбили атаку пехоты противника, пытавшейся вести разведку боем. Уничтожено 80 немецких солдат и офицеров. Огнём нашей зенитной артиллерии сбито 2 немецких самолёта.
На Северо-Западном фронте, на одном участке, пехота противника атаковала наши позиции. Численно превосходящим силам немцев удалось потеснить наши подразделения и ворваться в населённый пункт. Советские бойцы не дали возможности гитлеровцам закрепиться на новых позициях, перешли в контратаку и отбросили противника. В этом бою уничтожено до батальона немецкой пехоты.
Партизаны отряда «За победу», действующего в одном из районов Житомирской области, заминировали железнодорожные пути. Немецкий эшелон с войсками на полном ходу наскочил на мины и полетел под откос. Уничтожены паровоз и 14 вагонов. Убито и ранено много немецких солдат и офицеров. Партизаны другого украинского отряда из засады обстреляли немецкий обоз. Убито 19 гитлеровцев из охраны обоза. Захвачены трофеи.
Пленный ефрейтор-санитар 11 роты 335 полка 205 немецкой пехотной дивизии Герман Вестенфельдер рассказал: «Раньше я, как и многие другие солдаты, верил в непобедимость Германии. События последнего года поколебали мою уверенность. Сейчас мне ясно, что Германия проигрывает войну. К этому заключению я пришёл не сразу, а постепенно. В феврале прошлого года наша дивизия была переброшена в Россию из Франции. За один месяц боёв под Велижем она потеряла свыше 7 тысяч человек убитыми и ранеными. После этого дивизия получила пополнение и вновь понесла огромные потери под Великими Луками. 368 полк был полностью уничтожен и перестал существовать. Немецкая армия потеряла лучшие офицерские кадры. Кладбища почти в каждом русском селе свидетельствуют о потерях, которые понесла немецкая армия».
Гитлеровские людоеды совершили ещё одно жуткое преступление. Фашистские варвары сожгли дотла деревни Освейского района, Витебской области. Палачи убили, замучили и потопили в реке тысячи мирных жителей района. Из разорённых деревень немцы угнали на каторжные работы 2.600 человек. Спаслись только те жители, которым удалось уйти в леса.

26.04.1944 г.
Последний рубеж
С гребня горы оглядываешься назад, и глазу открывается широкая долина, зажатая громадами кремнистых скал. Яблоневые и персиковые сады в белой и розовой пене цветов; белые каменные домики с деревянными балконами, высокие иглы тополей и минаретов, обрывистые утесы, поросшие кизилом и острой крымской травой; обширные пещеры под крутыми каменными обрывами; извилистая пыльная дорога, идущая над кручами вдоль быстрой речки с зеленовато-прозрачной водой. Только что мы проехали по этой долине, где под яблонями стоят походные кухни, повозки, ремонтные летучки, боевые машины, и усталые, проделавшие весь крымский поход, запыленные танкисты, пользуясь короткой остановкой, но привычке снят на броне, где у склонов горы мирно пасутся сотни лошадей, и тут же, укрытые кустарником, батареи тяжелых орудий, поднявших кверху свои жерла, ведут огонь по противнику через гору. Немецкие пушки обстреливают долину, и стозвучное горное эхо усиливает грохот артиллерийской канонады. Узкая тропа в зарослях кустарника ведет вдоль гребня горы. Здесь уже можно идти только пешком. Нога скользит в мелкой гальке и хрупком мергеле. Начинается траншейный ход.
Окопы вырублены в кремнистом грунте Крымских гор, дно и стены окопов покрыты острыми каменными осколками. Эти траншеи заняты, только вчера. Здесь шли бои в 1942 году. Сколько же нужно было долбить кайлом, взрывать толом каменистую породу, чтобы построить эти рубежи обороны — севастопольский обвод! В укрытиях, в жилых «лисьих норах», в землянках, в нишах окопов, в дотах можно прочесть выжженные на дерево или вырезанные ножом на камне имена и фамилии тех, кто в грозные дни осады Севастополя стоял насмерть и держал этот предпоследний рубеж севастопольской обороны. Здесь каждый метр сухой, каменистой земли полит кровью, и сейчас кое- где в нишах окопов можно видеть омытые дождями, полуистлевшие матросские бушлаты. Кажется, что тени севастопольских героев обороны стоят за спиной героев севастопольского наступления. 250 дней сдерживала на этих рубежах русская стойкость и отвага бешеный натиск германских и румынских войск. Бесчисленные кладбища на окраинах крымских сёл и городов, густо заселенные тысячами убитых немцев и румын, наглядно подтверждают, скольких жертв стоил врагу наш славный Севастополь. Теперь в эти каменные траншеи, где русские люди сражались за Севастополь, наши воины пришли, чтобы отбить у врага нашу крепость на Черном море.
В отвесных скалах, в массивной толще породы, которую не пробьет ни бомба, ни снаряд, укрыты немецкие огневые точки. Они расположены в несколько ярусов от подножья до гребня горы. Входы в долину немцы держат под многослойным огнем пулеметов, артиллерии и минометов, а подножье горы и долина усеяны бесчисленными минами. Здесь мин столько, что нашим саперам некогда полюбоваться живописными видами Крыма, его голубым небом. С утра до ночи глаза их устремлены в землю. Только одна саперная рота лейтенанта Понко сняла за день около 2.500 мин.
С наблюдательного пункта командира дивизии хорошо виден в дыму и огне Севастополь. В стереотрубу отчетливо различаешь руины домов, заваленные кирпичом и камнем улицы. С трудом можно насчитать несколько уцелевших домиков на корабельной стороне. В просветах дымовой завесы, которой немцы окутывают Северную бухту, видна голубая полоска моря, несколько пароходов и катеров. Кажется, что в городе совсем пусто. Враг притаился в подземельях, в пещерах, в горных норах. Редко-редко мелькнет по улицам машина, время от времени быстро пробежит улицу солдат или офицер.
Волнение охватывает нас. Вот он, совсем близко, дорогой сердцу каждого pyсского человека, наш гордый и славный Севастополь — великая крепость России, столица черноморских моряков. В одном имени этого города слились для сердца советского человека все понятия о верности Родине, мужестве и отваге. Еще копошится в Севастополе враг, еще владеет он мертвыми улицами и площадями города, его гаванью. Но уже достали советские пушки немцев и румын в их последних убежищах на крымской земле. И не только пушки: в небе над Севастополем стоит несмолкаемый гул самолетов. Наша авиация непрестанно атакует немцев, день и ночь держит Северную и Южную бухты под своим воздействием. Штурмовики идут волна за волной, неистовствуют зенитки, и небо над городом становится черным от разрывов зенитных снарядов. Но как бы ни опоясывал враг город и бухту зенитным огнем, он не может помогать нашим штурмовикам обрушивать бомбы на гавань, на пристань, на его артиллерийские позиции, на последние крымские аэродромы немцев. Хорошо различимый отсюда с горы вражеский аэродром подвергается штурмовке. Вот наши самолеты уходят, и видно, как прилетевшие вскоре немецкие транспортные машины долго кружатся над аэродромом. Летчики не решаются сесть: аэродром перепахан штурмовиками.
Мы возвращаемся на командный пункт стрелковой дивизии. Офицер Котик рассказывает о боях за одну гору. Взять штурмом эту гору — нечего было и думать. Размещенные в несколько ярусов на склонах, на гребне и в пещерах у подножья немецкие пулеметы и пушки простреливали все подходы плотным, многослойным огнем. Ни бомбардировки, ни артиллерийский обстрел не могли разрушить эту, казалось, совершенно неодолимую сторону, построенную и отвесных скалах. Гарнизон горы поддерживали восемь батарей артиллерии и четыре батареи минометов. Подножье горы прикрывалось минными полями, несколькими рядами проволочных заграждений. Почти весь день наша артиллерия и тяжелые минометы били по минным полям, рвали снарядами и немцами проволоку. В это время в некоторых частях отбирались смельчаки, имевшие опыт боев в горах. Из них были созданы два десятка штурмовых групп. Саперы ночью проделали проходы в уже нарушенные минометным и артиллерийским огнем проволочных заграждениях и минных полях. Вслед за ними двинулись штурмовые группы.
Подойдя с юга, штурмовые группы сбили боевое охранение немцев у подножья горы. Встретив совершенно отвесный каменный выступ, бойцы по очереди подсаживали друг друга, вытаскивали за руки, за винтовки. В нижнем ярусе немецких укреплений завязался ближний бой. В каменные горы, где сидели немецкие пулеметчики и автоматчики, полетели гранаты, бутылки с горючей смесью. Вся артиллерия дивизии вела огонь с закрытых позиций по вершине горы, прикрывая штурмовые группы, действующие внизу. После нескольких часов трудного боя нижний ярус немецких укреплений был взят. Штурмовые труппы стали обтекать гору с юга и юго-запада, стараясь отрезать путь отхода гарнизону немцев. С утра следующего дня началось медленное и упорное прогрызание немецкой обороны вдоль по долине и вверх к вершине горы. Да, бои на подступах к Севастополю трудны. Но горы, что встали на пути наступающих, не остановили их. Горы не спасут немцев.
Е. ГАБРИЛОВИЧ,
КРЫМ.

26.04.1945 г.
Советсие войска освободили город Брно
В ходе Братиславско-Брновской наступательной операции 26 апреля 53-я армия 2-го Украинского фронта совместно с 1-й гвардейской конно-механизированной группой освободила город Брно.

Войска 2-го Белорусского фронта овладели Штеттином, ударили в тыл противника
В ходе Берлинской наступательной операции к 26 апреля 65-я армия 2-го Белорусского фронта штурмом овладела Штеттином (Щецин), прорвала оборону противника на реке Рандов в устремилась на северо-запад. 70-я армия также прорвала оборону противника на реке Рандов. 49-я армия по переправами 70-й армии вышла на западный берег Вест-Одера и ударила во фланг и тыл оборонявшегося на этом участке противника.

Противник предпринял ряд атак на войска 1-го Украинского фронта
26 апреля 3-я гвардейская танковая армия 1-го Украинского фронта овладела всем районом берлинских пригородов Шмаргендорф и Рейгау и вышла к станции Шмаргендорф круговой железной дороги.24—26 апреля на выручку берлинскому гарнизону попытались пробиться части немецкой 21-й танковой дивизии, действовавшие на фронте Кёнигсвустер-Хаузен, Миттенвальде. Наступление было отражено частями 3-й гвардейской танковой армии и 28-й армии.
Утром 26 апреля окруженные к юго-западу от Берлина войска немецкой 9-й армии попыталась прорваться в район Луккенвальде, навстречу с наступающей с запада немецкой 12-й армией. Противник нанес удар в стык 28-й и 3-й гвардейской армий и прорвался к городу Барут. Здесь он были остановлен 395-й дивизией 13-й армии, а затем контратакованы частью сил 28-й, 3-й гвардейской и 3-й гвардейской танковой армий.